shlomith_mirka: (Default)
"Казанский мост" я читаю как "Кузанский".
"Кузнецкий" - тоже.

"Переяславль", конечно, как "Персеваль".

Ладно.
Это ладно.
А вот однажды от сильнейшего многонощного недосыпа и крайне раннего утра по дороге в РХТУ на станции Дмитровская я "Чулочно-носочные изделия" прочитала как "Чудовищно-ночные издания". И даже не удивилась. Я знаю, что в них издают.
Нет, отойдя метров 20 я, конечно, уже сложилась пополам от хохота. Нездорово ухающего и пугающего и так пуганых прохожих. Но не раньше.
shlomith_mirka: (Default)
"Казанский мост" я читаю как "Кузанский".
"Кузнецкий" - тоже.

"Переяславль", конечно, как "Персеваль".

Ладно.
Это ладно.
А вот однажды от сильнейшего многонощного недосыпа и крайне раннего утра по дороге в РХТУ на станции Дмитровская я "Чулочно-носочные изделия" прочитала как "Чудовищно-ночные издания". И даже не удивилась. Я знаю, что в них издают.
Нет, отойдя метров 20 я, конечно, уже сложилась пополам от хохота. Нездорово ухающего и пугающего и так пуганых прохожих. Но не раньше.
shlomith_mirka: (Default)
"Казанский мост" я читаю как "Кузанский".
"Кузнецкий" - тоже.

"Переяславль", конечно, как "Персеваль".

Ладно.
Это ладно.
А вот однажды от сильнейшего многонощного недосыпа и крайне раннего утра по дороге в РХТУ на станции Дмитровская я "Чулочно-носочные изделия" прочитала как "Чудовищно-ночные издания". И даже не удивилась. Я знаю, что в них издают.
Нет, отойдя метров 20 я, конечно, уже сложилась пополам от хохота. Нездорово ухающего и пугающего и так пуганых прохожих. Но не раньше.
shlomith_mirka: (Default)
как говорил кот.

Первичный бульон, в котором нечто шипит, булькает и пресмыкается. Главное, что пресмыкается.

А вообще, надо прекращать искать себе оправданий, искать себе исцелений, мыкаться по этим осенним одиноким уличным балам, искать чтения - чего угодно, сказок Англии, стихов Честертона. Надо прекратить - и уже взяться и исполнить обещание - и всё. Иначе только усугубляется ощущение своей непригодности, апатия и бесхребетность.

Валерий Дмитриевич Губин, входя в аудиторию, продолжил с нами двоими (двое пришедших на лекцию) начатую в прошлый раз беседу. Неделю назад он спросил: "Ну как вы живете?" Ответила не я, я невежливо промолчала. Сегодня он приветствовал вопросом: "Значит, вы живете хорошо?"
Самый мой любимый преподаватель философии!

Ну как я могу отвечать на вопросы, подобные вот таким: "Вы рисуете, что, првада?", "Вы что, стихи пишете?" Я начинаю идиотски улыбаться. Нет, я не рисую, мне легче. Я хоть на что-то могу ответить чистосердечное "нет". А так -ну откуда я знаю? Вот вчера могла, сегодня еще могу, но откуда я знаю, смогу ли завтра?
И можно только улыбаться этой дух перехватывающей неопределенности - можно и нужно уметь "не знать."

Как я живу, я тоже не знаю. Но меня на весь день как-то воодушевил сам вопрос.Да и просто я очень радуюсь Валерию Дмитриевичу.

Или вот во вторник - Максим Александрович Пылаев, пошутивший, что он "не является абсолютной и высшей ценностью", в отличие от нуминозного. Я скучаю по разбору гомеровских текстов, кто бы знал.

"Вы не представляете себе, какое количество культурно ценной информации передается посредством идиотского смеха," - К.И. Никонов. Я до сих пор в задумчивости.
shlomith_mirka: (Default)
как говорил кот.

Первичный бульон, в котором нечто шипит, булькает и пресмыкается. Главное, что пресмыкается.

А вообще, надо прекращать искать себе оправданий, искать себе исцелений, мыкаться по этим осенним одиноким уличным балам, искать чтения - чего угодно, сказок Англии, стихов Честертона. Надо прекратить - и уже взяться и исполнить обещание - и всё. Иначе только усугубляется ощущение своей непригодности, апатия и бесхребетность.

Валерий Дмитриевич Губин, входя в аудиторию, продолжил с нами двоими (двое пришедших на лекцию) начатую в прошлый раз беседу. Неделю назад он спросил: "Ну как вы живете?" Ответила не я, я невежливо промолчала. Сегодня он приветствовал вопросом: "Значит, вы живете хорошо?"
Самый мой любимый преподаватель философии!

Ну как я могу отвечать на вопросы, подобные вот таким: "Вы рисуете, что, првада?", "Вы что, стихи пишете?" Я начинаю идиотски улыбаться. Нет, я не рисую, мне легче. Я хоть на что-то могу ответить чистосердечное "нет". А так -ну откуда я знаю? Вот вчера могла, сегодня еще могу, но откуда я знаю, смогу ли завтра?
И можно только улыбаться этой дух перехватывающей неопределенности - можно и нужно уметь "не знать."

Как я живу, я тоже не знаю. Но меня на весь день как-то воодушевил сам вопрос.Да и просто я очень радуюсь Валерию Дмитриевичу.

Или вот во вторник - Максим Александрович Пылаев, пошутивший, что он "не является абсолютной и высшей ценностью", в отличие от нуминозного. Я скучаю по разбору гомеровских текстов, кто бы знал.

"Вы не представляете себе, какое количество культурно ценной информации передается посредством идиотского смеха," - К.И. Никонов. Я до сих пор в задумчивости.
shlomith_mirka: (Default)
как говорил кот.

Первичный бульон, в котором нечто шипит, булькает и пресмыкается. Главное, что пресмыкается.

А вообще, надо прекращать искать себе оправданий, искать себе исцелений, мыкаться по этим осенним одиноким уличным балам, искать чтения - чего угодно, сказок Англии, стихов Честертона. Надо прекратить - и уже взяться и исполнить обещание - и всё. Иначе только усугубляется ощущение своей непригодности, апатия и бесхребетность.

Валерий Дмитриевич Губин, входя в аудиторию, продолжил с нами двоими (двое пришедших на лекцию) начатую в прошлый раз беседу. Неделю назад он спросил: "Ну как вы живете?" Ответила не я, я невежливо промолчала. Сегодня он приветствовал вопросом: "Значит, вы живете хорошо?"
Самый мой любимый преподаватель философии!

Ну как я могу отвечать на вопросы, подобные вот таким: "Вы рисуете, что, првада?", "Вы что, стихи пишете?" Я начинаю идиотски улыбаться. Нет, я не рисую, мне легче. Я хоть на что-то могу ответить чистосердечное "нет". А так -ну откуда я знаю? Вот вчера могла, сегодня еще могу, но откуда я знаю, смогу ли завтра?
И можно только улыбаться этой дух перехватывающей неопределенности - можно и нужно уметь "не знать."

Как я живу, я тоже не знаю. Но меня на весь день как-то воодушевил сам вопрос.Да и просто я очень радуюсь Валерию Дмитриевичу.

Или вот во вторник - Максим Александрович Пылаев, пошутивший, что он "не является абсолютной и высшей ценностью", в отличие от нуминозного. Я скучаю по разбору гомеровских текстов, кто бы знал.

"Вы не представляете себе, какое количество культурно ценной информации передается посредством идиотского смеха," - К.И. Никонов. Я до сих пор в задумчивости.

***

Oct. 27th, 2011 06:53 pm
shlomith_mirka: (Default)
Если бы я СЕЙЧАС жила у моря, какой была бы осень там? Ведь не такой же. И я ходила бы другими маршрутами. Шла бы не на железнодорожные пути - посмотреть на небо, а искала бы воды, не воздуха.Да и воздух был бы иной, несущий в себе слишком много капель. Сейчас же здесь наступает обычная тристан-изольдовская тьма, стекающая с окон, с стекол очков, со щек и рук, как осенняя вода. Пахнут ручьи, пахнет земля. Взамен зрению теперь придется учиться ориентироваться как-то иначе. До первого снега - на запах. А потом вновь вернется принадлежащее зрению.

До этого времени я не успела даже проснуться.Анабиоз ящерицы, летаргия от надкушенного яблочка.

Жаль, что срубили это дерево. На нем зимой до января светили нежно-прозрачные, желтые и малиновые, похожие на мысленное смешение снегиря и фонарика - райские яблочки.

***

Oct. 27th, 2011 06:53 pm
shlomith_mirka: (Default)
Если бы я СЕЙЧАС жила у моря, какой была бы осень там? Ведь не такой же. И я ходила бы другими маршрутами. Шла бы не на железнодорожные пути - посмотреть на небо, а искала бы воды, не воздуха.Да и воздух был бы иной, несущий в себе слишком много капель. Сейчас же здесь наступает обычная тристан-изольдовская тьма, стекающая с окон, с стекол очков, со щек и рук, как осенняя вода. Пахнут ручьи, пахнет земля. Взамен зрению теперь придется учиться ориентироваться как-то иначе. До первого снега - на запах. А потом вновь вернется принадлежащее зрению.

До этого времени я не успела даже проснуться.Анабиоз ящерицы, летаргия от надкушенного яблочка.

Жаль, что срубили это дерево. На нем зимой до января светили нежно-прозрачные, желтые и малиновые, похожие на мысленное смешение снегиря и фонарика - райские яблочки.

***

Oct. 27th, 2011 06:53 pm
shlomith_mirka: (Default)
Если бы я СЕЙЧАС жила у моря, какой была бы осень там? Ведь не такой же. И я ходила бы другими маршрутами. Шла бы не на железнодорожные пути - посмотреть на небо, а искала бы воды, не воздуха.Да и воздух был бы иной, несущий в себе слишком много капель. Сейчас же здесь наступает обычная тристан-изольдовская тьма, стекающая с окон, с стекол очков, со щек и рук, как осенняя вода. Пахнут ручьи, пахнет земля. Взамен зрению теперь придется учиться ориентироваться как-то иначе. До первого снега - на запах. А потом вновь вернется принадлежащее зрению.

До этого времени я не успела даже проснуться.Анабиоз ящерицы, летаргия от надкушенного яблочка.

Жаль, что срубили это дерево. На нем зимой до января светили нежно-прозрачные, желтые и малиновые, похожие на мысленное смешение снегиря и фонарика - райские яблочки.
shlomith_mirka: (Default)
Поздний вечер, темно, как ночью. В парке на скамейке рядом с озером сидит кошка, черная, со светлыми, как виноград, глазами. Светят фонари. К ней подходит дядька (видимо, рыбак: в плаще и такой всесезонной панаме и в сапогах), держа в вытянутой руке за хвостик повисшую рыбку. Кошка на него смотрит снизу вверх, изумленно-выжидательно и в то же время как-то ожидаемо благосклонно, присев на всех четырех лапках. Дядька улыбается и кладет рыбку перед ней. Светят фонари (все так же), он уходит под них - дальше, по аллее. Мы остановились у соседней скамейки, говорим про кошкину удачу. Она соскакивает на землю, держа рыбку в зубах, кладет ее (в листьях - уже не видно) и бежит к нам, запрыгивает на "нашу" скамейку. Я глажу кошку. Она смотрит на нас - как-то иначе, чем на щедрорыбого дядьку, кошачьего ангела. Уносится в листья, начинает там шуршать, играть в дикую охоту. Рыбы - как будто и не было.
Папа говорит: "И все-таки что-то в этом странное: ночь, пруд, на скамейке сидит черная кошка, ждет приношения рыбы."
Да, что-то странное определенно есть))) И пошатывающийся улыбающийся дядька, и сама виноградноокая кошка - как будто они давно друг друга знали. Метемпсихоз? Или просто литература, сюр?
И куда пропала рыба? Она вообще была?))
Обрадовала меня эта вчерашняя история - на самом деле.
shlomith_mirka: (Default)
Поздний вечер, темно, как ночью. В парке на скамейке рядом с озером сидит кошка, черная, со светлыми, как виноград, глазами. Светят фонари. К ней подходит дядька (видимо, рыбак: в плаще и такой всесезонной панаме и в сапогах), держа в вытянутой руке за хвостик повисшую рыбку. Кошка на него смотрит снизу вверх, изумленно-выжидательно и в то же время как-то ожидаемо благосклонно, присев на всех четырех лапках. Дядька улыбается и кладет рыбку перед ней. Светят фонари (все так же), он уходит под них - дальше, по аллее. Мы остановились у соседней скамейки, говорим про кошкину удачу. Она соскакивает на землю, держа рыбку в зубах, кладет ее (в листьях - уже не видно) и бежит к нам, запрыгивает на "нашу" скамейку. Я глажу кошку. Она смотрит на нас - как-то иначе, чем на щедрорыбого дядьку, кошачьего ангела. Уносится в листья, начинает там шуршать, играть в дикую охоту. Рыбы - как будто и не было.
Папа говорит: "И все-таки что-то в этом странное: ночь, пруд, на скамейке сидит черная кошка, ждет приношения рыбы."
Да, что-то странное определенно есть))) И пошатывающийся улыбающийся дядька, и сама виноградноокая кошка - как будто они давно друг друга знали. Метемпсихоз? Или просто литература, сюр?
И куда пропала рыба? Она вообще была?))
Обрадовала меня эта вчерашняя история - на самом деле.
shlomith_mirka: (Default)
Поздний вечер, темно, как ночью. В парке на скамейке рядом с озером сидит кошка, черная, со светлыми, как виноград, глазами. Светят фонари. К ней подходит дядька (видимо, рыбак: в плаще и такой всесезонной панаме и в сапогах), держа в вытянутой руке за хвостик повисшую рыбку. Кошка на него смотрит снизу вверх, изумленно-выжидательно и в то же время как-то ожидаемо благосклонно, присев на всех четырех лапках. Дядька улыбается и кладет рыбку перед ней. Светят фонари (все так же), он уходит под них - дальше, по аллее. Мы остановились у соседней скамейки, говорим про кошкину удачу. Она соскакивает на землю, держа рыбку в зубах, кладет ее (в листьях - уже не видно) и бежит к нам, запрыгивает на "нашу" скамейку. Я глажу кошку. Она смотрит на нас - как-то иначе, чем на щедрорыбого дядьку, кошачьего ангела. Уносится в листья, начинает там шуршать, играть в дикую охоту. Рыбы - как будто и не было.
Папа говорит: "И все-таки что-то в этом странное: ночь, пруд, на скамейке сидит черная кошка, ждет приношения рыбы."
Да, что-то странное определенно есть))) И пошатывающийся улыбающийся дядька, и сама виноградноокая кошка - как будто они давно друг друга знали. Метемпсихоз? Или просто литература, сюр?
И куда пропала рыба? Она вообще была?))
Обрадовала меня эта вчерашняя история - на самом деле.

***

Oct. 17th, 2011 02:22 am
shlomith_mirka: (Default)
Меня просто какими-то невероятными смыслами поражают эти надписи повсюду: "помнить меня", "В начало", - вот эти в особенности. Не просто на свой счет отношу, а просто пугаюсь даже слегка. После этого "местоположение" - да опасное местоположение, опасное.

***

Oct. 17th, 2011 02:22 am
shlomith_mirka: (Default)
Меня просто какими-то невероятными смыслами поражают эти надписи повсюду: "помнить меня", "В начало", - вот эти в особенности. Не просто на свой счет отношу, а просто пугаюсь даже слегка. После этого "местоположение" - да опасное местоположение, опасное.

***

Oct. 17th, 2011 02:22 am
shlomith_mirka: (Default)
Меня просто какими-то невероятными смыслами поражают эти надписи повсюду: "помнить меня", "В начало", - вот эти в особенности. Не просто на свой счет отношу, а просто пугаюсь даже слегка. После этого "местоположение" - да опасное местоположение, опасное.

***

Oct. 1st, 2011 01:35 am
shlomith_mirka: (Default)
Я люблю темную Москву, ночные ее улицы. Жаль, что нельзя бродить всю ночь, гулять от церкви к церкви, мимо их высоченных кораблей. Когда улицы пусты и желты, пересекаемы одним-двумя пешеходами на одну площадь или один перекресток, редко и случайно. Знакомься с пассажирами нашего ночного корабля. Когда изумляешься качанию света, а это кухонные жестяные лампы повешены цепью вдоль дороги, удваивая пунктир под ногами - пунктиром над головой. Когда под ногами пробегают мыши, пробегают кошки, твои заговорщицы, твои сообщницы, а над головой шуршат листья. И тебе тепло - от этого шелеста. И у каждой улицы - другое название, а даже если то, то все равно: Спартаковская - это "Спартак, я давно хотел тебе сказать..." Когда ты довольствуешься Москвой, но здесь те же - "стоят в обнимку с особняками". В этом - жил Пушкин. А вот Бауман стоит напротив Елоховского собора серым опечаленный гением Места. Истинные картины, как бы странны они ни казались.

И чувствовать себя счастливей спящих и ужинающих, проходя через осещенную галерею сапог и духов, и безумное счастье парижского клошара разевает, раздирает улыбкой рот.

***

Oct. 1st, 2011 01:35 am
shlomith_mirka: (Default)
Я люблю темную Москву, ночные ее улицы. Жаль, что нельзя бродить всю ночь, гулять от церкви к церкви, мимо их высоченных кораблей. Когда улицы пусты и желты, пересекаемы одним-двумя пешеходами на одну площадь или один перекресток, редко и случайно. Знакомься с пассажирами нашего ночного корабля. Когда изумляешься качанию света, а это кухонные жестяные лампы повешены цепью вдоль дороги, удваивая пунктир под ногами - пунктиром над головой. Когда под ногами пробегают мыши, пробегают кошки, твои заговорщицы, твои сообщницы, а над головой шуршат листья. И тебе тепло - от этого шелеста. И у каждой улицы - другое название, а даже если то, то все равно: Спартаковская - это "Спартак, я давно хотел тебе сказать..." Когда ты довольствуешься Москвой, но здесь те же - "стоят в обнимку с особняками". В этом - жил Пушкин. А вот Бауман стоит напротив Елоховского собора серым опечаленный гением Места. Истинные картины, как бы странны они ни казались.

И чувствовать себя счастливей спящих и ужинающих, проходя через осещенную галерею сапог и духов, и безумное счастье парижского клошара разевает, раздирает улыбкой рот.

***

Oct. 1st, 2011 01:35 am
shlomith_mirka: (Default)
Я люблю темную Москву, ночные ее улицы. Жаль, что нельзя бродить всю ночь, гулять от церкви к церкви, мимо их высоченных кораблей. Когда улицы пусты и желты, пересекаемы одним-двумя пешеходами на одну площадь или один перекресток, редко и случайно. Знакомься с пассажирами нашего ночного корабля. Когда изумляешься качанию света, а это кухонные жестяные лампы повешены цепью вдоль дороги, удваивая пунктир под ногами - пунктиром над головой. Когда под ногами пробегают мыши, пробегают кошки, твои заговорщицы, твои сообщницы, а над головой шуршат листья. И тебе тепло - от этого шелеста. И у каждой улицы - другое название, а даже если то, то все равно: Спартаковская - это "Спартак, я давно хотел тебе сказать..." Когда ты довольствуешься Москвой, но здесь те же - "стоят в обнимку с особняками". В этом - жил Пушкин. А вот Бауман стоит напротив Елоховского собора серым опечаленный гением Места. Истинные картины, как бы странны они ни казались.

И чувствовать себя счастливей спящих и ужинающих, проходя через осещенную галерею сапог и духов, и безумное счастье парижского клошара разевает, раздирает улыбкой рот.

Profile

shlomith_mirka: (Default)
shlomith_mirka

January 2013

S M T W T F S
  12345
678 9101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 08:00 pm
Powered by Dreamwidth Studios