Jun. 5th, 2012

shlomith_mirka: (Default)
4 июня 2012.

***
Вот невозможно это сфотографировать, рассказать практически тоже, а такой силы и ослепительности напутствие дает, питает, как музыка на дорогу, как кофе перед дождем. Сидишь за столом, на нем лежат среди прочего какие-то мелкие вещи - монетки, зеркальце, газета - и отблескивают, на газете высвечиваются какие-то слова, на монетке - Георгий, мельтешит по ним солнце, на шторе солнце. Поднимаешь голову, а оно качается, расшатывает листву, рвется вниз из тополей, стучит кулачками по шторе. Поднимаешь голову, а там из облаков, и крыш, и тополей... калейдоскоп. И мелкие листочки осыпаются, мигрируют в сторону, а вверх летит тополиный пух. И солнце прячется и выходит. Все меняется стремительно, хорошо быть кошкой, чтобы сидеть на подоконнике и только смотреть виноградными глазами.

***
Прямое сообщение не содержит ни сообщающего, ни сообщаемого: просто абстрактный факт ничьей истории. Во фразе "яблочный вкус" есть только намек на предмет, указание о нем вспомнить. Если я скажу "солнечный хруст" - в это будет не звук и не цвет, а несколько более явное указание на то, что я ищу: несколько больше вкуса, и брызги, и текущая светлая сладкая жидкость... А если я скажу - "он действует яблочным вкусом" - это будет указание на искомое мною, каждым прочитывающим, свидетельством, знаком, одним из содержаний, свернутой в пеленки (яблочную косточку) историей, всем целым яблоком, человеком перед оконным бликом, его свидетельством, осознанием, радостью.

***
shlomith_mirka: (Default)
4 июня 2012.

***
Вот невозможно это сфотографировать, рассказать практически тоже, а такой силы и ослепительности напутствие дает, питает, как музыка на дорогу, как кофе перед дождем. Сидишь за столом, на нем лежат среди прочего какие-то мелкие вещи - монетки, зеркальце, газета - и отблескивают, на газете высвечиваются какие-то слова, на монетке - Георгий, мельтешит по ним солнце, на шторе солнце. Поднимаешь голову, а оно качается, расшатывает листву, рвется вниз из тополей, стучит кулачками по шторе. Поднимаешь голову, а там из облаков, и крыш, и тополей... калейдоскоп. И мелкие листочки осыпаются, мигрируют в сторону, а вверх летит тополиный пух. И солнце прячется и выходит. Все меняется стремительно, хорошо быть кошкой, чтобы сидеть на подоконнике и только смотреть виноградными глазами.

***
Прямое сообщение не содержит ни сообщающего, ни сообщаемого: просто абстрактный факт ничьей истории. Во фразе "яблочный вкус" есть только намек на предмет, указание о нем вспомнить. Если я скажу "солнечный хруст" - в это будет не звук и не цвет, а несколько более явное указание на то, что я ищу: несколько больше вкуса, и брызги, и текущая светлая сладкая жидкость... А если я скажу - "он действует яблочным вкусом" - это будет указание на искомое мною, каждым прочитывающим, свидетельством, знаком, одним из содержаний, свернутой в пеленки (яблочную косточку) историей, всем целым яблоком, человеком перед оконным бликом, его свидетельством, осознанием, радостью.

***
shlomith_mirka: (Default)
4 июня 2012.

***
Вот невозможно это сфотографировать, рассказать практически тоже, а такой силы и ослепительности напутствие дает, питает, как музыка на дорогу, как кофе перед дождем. Сидишь за столом, на нем лежат среди прочего какие-то мелкие вещи - монетки, зеркальце, газета - и отблескивают, на газете высвечиваются какие-то слова, на монетке - Георгий, мельтешит по ним солнце, на шторе солнце. Поднимаешь голову, а оно качается, расшатывает листву, рвется вниз из тополей, стучит кулачками по шторе. Поднимаешь голову, а там из облаков, и крыш, и тополей... калейдоскоп. И мелкие листочки осыпаются, мигрируют в сторону, а вверх летит тополиный пух. И солнце прячется и выходит. Все меняется стремительно, хорошо быть кошкой, чтобы сидеть на подоконнике и только смотреть виноградными глазами.

***
Прямое сообщение не содержит ни сообщающего, ни сообщаемого: просто абстрактный факт ничьей истории. Во фразе "яблочный вкус" есть только намек на предмет, указание о нем вспомнить. Если я скажу "солнечный хруст" - в это будет не звук и не цвет, а несколько более явное указание на то, что я ищу: несколько больше вкуса, и брызги, и текущая светлая сладкая жидкость... А если я скажу - "он действует яблочным вкусом" - это будет указание на искомое мною, каждым прочитывающим, свидетельством, знаком, одним из содержаний, свернутой в пеленки (яблочную косточку) историей, всем целым яблоком, человеком перед оконным бликом, его свидетельством, осознанием, радостью.

***
shlomith_mirka: (Default)
***
Одна из полян, мимо которой проезжает электричка, по периметру несуществующего дома заросла фиолетовыми цветами. Хочется думать, что это лаванда, юг. Но это не так. Фиолетовые факелы повторяют черноту головней, которые уже ушли под траву, под землю. Легли, как несуществующие бревна.
Только одна поляна. Других нет.
Есть сады, свалки веток, камышин и брезента, есть дачники, согнувшиеся под вишнями, разбрасывающие сухую - в рост - траву. Есть канавы, заросшие мхом и голубой живой водой с разводами и ряской, и рытвины двух полос дороги, подъемы вверх и скаты вниз, по которым с пешеходом вместе следует солнце. Слева островом Буяном, ершовским китом - лес. Вообще-то там кладбище, но видно это только весной и зимой. Я очень не хочу там снова идти, хотя и собак тамошних я боюсь теперь меньше. ...Зонтики, осенью отгоревший камыш, теперь выросший нежно-зеленым, развертывающимся под рукой, как свиток, папирус, нежный, тончайший...
Темные ели, хоть сказку рассказывай.
А что вообще там хорошего... ну, там на отсеченном водой острове (во дворе дома, где выкачен под стену Москвич, дети грохают внутри по ступеням, кажется, переворачивая по-кэрроловски дом и лестницу, их отцы белеют майками на желтом фоне стен) сидит на скамейке Пушкин. Там не построили библиотеку, о чем свидетельствует лежащий среди бурьяна камень. Стены покрыты подводными разводами: сиреневыми, зелеными; там тени нет - там всё сплошная тень.Пушкина заносит лепестками белых цветов с кустов, стоя около него, очень здорово смотреть на облака. Еще я иногда держу его за палец: рука у него на колене лежит. Трава высокая, выше колен, наверх по травинкам выбираются оранжевые жуки, стрекочут в ней крылатки, застревают осыпавшиеся семена. По траве можно ходить, только высоко поднимая ноги, как цапля. Кусты машутся, брызгами мажут мимо, но плодят тени.
...Вообще он там веселый, собирающийся встать. Заносит белым конфетти вместе с каплями.
Я его как-то случайно нашла.
А то везде вообще ленины.

***
shlomith_mirka: (Default)
***
Одна из полян, мимо которой проезжает электричка, по периметру несуществующего дома заросла фиолетовыми цветами. Хочется думать, что это лаванда, юг. Но это не так. Фиолетовые факелы повторяют черноту головней, которые уже ушли под траву, под землю. Легли, как несуществующие бревна.
Только одна поляна. Других нет.
Есть сады, свалки веток, камышин и брезента, есть дачники, согнувшиеся под вишнями, разбрасывающие сухую - в рост - траву. Есть канавы, заросшие мхом и голубой живой водой с разводами и ряской, и рытвины двух полос дороги, подъемы вверх и скаты вниз, по которым с пешеходом вместе следует солнце. Слева островом Буяном, ершовским китом - лес. Вообще-то там кладбище, но видно это только весной и зимой. Я очень не хочу там снова идти, хотя и собак тамошних я боюсь теперь меньше. ...Зонтики, осенью отгоревший камыш, теперь выросший нежно-зеленым, развертывающимся под рукой, как свиток, папирус, нежный, тончайший...
Темные ели, хоть сказку рассказывай.
А что вообще там хорошего... ну, там на отсеченном водой острове (во дворе дома, где выкачен под стену Москвич, дети грохают внутри по ступеням, кажется, переворачивая по-кэрроловски дом и лестницу, их отцы белеют майками на желтом фоне стен) сидит на скамейке Пушкин. Там не построили библиотеку, о чем свидетельствует лежащий среди бурьяна камень. Стены покрыты подводными разводами: сиреневыми, зелеными; там тени нет - там всё сплошная тень.Пушкина заносит лепестками белых цветов с кустов, стоя около него, очень здорово смотреть на облака. Еще я иногда держу его за палец: рука у него на колене лежит. Трава высокая, выше колен, наверх по травинкам выбираются оранжевые жуки, стрекочут в ней крылатки, застревают осыпавшиеся семена. По траве можно ходить, только высоко поднимая ноги, как цапля. Кусты машутся, брызгами мажут мимо, но плодят тени.
...Вообще он там веселый, собирающийся встать. Заносит белым конфетти вместе с каплями.
Я его как-то случайно нашла.
А то везде вообще ленины.

***
shlomith_mirka: (Default)
***
Одна из полян, мимо которой проезжает электричка, по периметру несуществующего дома заросла фиолетовыми цветами. Хочется думать, что это лаванда, юг. Но это не так. Фиолетовые факелы повторяют черноту головней, которые уже ушли под траву, под землю. Легли, как несуществующие бревна.
Только одна поляна. Других нет.
Есть сады, свалки веток, камышин и брезента, есть дачники, согнувшиеся под вишнями, разбрасывающие сухую - в рост - траву. Есть канавы, заросшие мхом и голубой живой водой с разводами и ряской, и рытвины двух полос дороги, подъемы вверх и скаты вниз, по которым с пешеходом вместе следует солнце. Слева островом Буяном, ершовским китом - лес. Вообще-то там кладбище, но видно это только весной и зимой. Я очень не хочу там снова идти, хотя и собак тамошних я боюсь теперь меньше. ...Зонтики, осенью отгоревший камыш, теперь выросший нежно-зеленым, развертывающимся под рукой, как свиток, папирус, нежный, тончайший...
Темные ели, хоть сказку рассказывай.
А что вообще там хорошего... ну, там на отсеченном водой острове (во дворе дома, где выкачен под стену Москвич, дети грохают внутри по ступеням, кажется, переворачивая по-кэрроловски дом и лестницу, их отцы белеют майками на желтом фоне стен) сидит на скамейке Пушкин. Там не построили библиотеку, о чем свидетельствует лежащий среди бурьяна камень. Стены покрыты подводными разводами: сиреневыми, зелеными; там тени нет - там всё сплошная тень.Пушкина заносит лепестками белых цветов с кустов, стоя около него, очень здорово смотреть на облака. Еще я иногда держу его за палец: рука у него на колене лежит. Трава высокая, выше колен, наверх по травинкам выбираются оранжевые жуки, стрекочут в ней крылатки, застревают осыпавшиеся семена. По траве можно ходить, только высоко поднимая ноги, как цапля. Кусты машутся, брызгами мажут мимо, но плодят тени.
...Вообще он там веселый, собирающийся встать. Заносит белым конфетти вместе с каплями.
Я его как-то случайно нашла.
А то везде вообще ленины.

***

Profile

shlomith_mirka: (Default)
shlomith_mirka

January 2013

S M T W T F S
  12345
678 9101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 08:06 pm
Powered by Dreamwidth Studios