Apr. 30th, 2012

shlomith_mirka: (Default)
29 апреля 2012.

***
Ветер сильный, как пляжный, как на море. Влетает в один рукав, треплет по спине, вылетает в другой. Взравается в небе облачными хлопками, треском веток. Унесло всех птиц.
Трепещет магнитная лента (вместо бельевой веревки), занавеска. Сверху, высоко - прокатываются валы.

Слышно, как пульсирует, покачивается небо от рвущихся по нему, роющих голубизну его тела самолетов, как море от лайнеров. Вверх и вниз выгибается звук, вверх и вниз, как медное зеркало, только медленное и бесцветное - где-то между моим лицом и самолетом.

***
Бумажный комок катится сзади в темпе собачьих шагов. Ворона возмущается ветром, кричит, всплеснув перед собой крыльями, как сварливая женщина или сорока-белобока из детской книжки с картинками. Смешно это у нее получилось. Сильный ветер забивает в рот волосы, в улыбающиеся губы, выуживаю обеими руками.
Мы с папой идем к Москве-реке. Вот тут у гаражей к нам выбегает дружелюбная рыжая собака, видя, что у нас ничего нет, смущенно улыбается и отбегает в сторону, мирно посматривает на нас с обочины и дальше трусит по своим делам. У лохматых собак очень смешные задние лапы, когда они бегут.
Здесь ночуют сторожа, здесь вышка из железного шеста, стремянки и покрышек, здесь прикормленные сторожами собаки милы. Когда зимой я как-то возвращалась отсюда одна, на этом самом месте ко мне выбежали две собаки, засунули носы в рукава, а одна даже прихватила ладонь зубами, и так мы пошли: я шла с двумя сопровождающими джентельменами буквально по левую и по правую руку и уговаривала меня отпустить, у меня ничего не было, кроме батона хлеба и банки сока (зимой гранатовый сок). Ну что ж, они хоть погрели носы. А зимой я даже была благодарна, что та собака влажным ртом своим мне и помяла, и отогрела ладонь.
В аллеях набросаны ветки - с зимы, со вчерашнего дождя. В аллеях белеет папина куртка.

Под мостом в воде стоят быки. Черная вода почти без плеска расстилается к плоскому острову, стремится идти и дойти к нему и объять. И стелится к нему рывок за рывком, нырок за нырком.
От фонарей вдоль моста розовые полосы на реке, как будто река забрана решеткой. Потом подул сильный ветер и смешал полосы, вся река заплясала, покрытая магматическим расплавом, ломающимся, колющимся, вспыхивающим оранжевым и гаснущим в черное.

То ли стрекозу мимо пронес ветер, растопыренного кузнечика, то ли просто рыже моргнула ресничка. Небо сиренево, насыщенно темнотой и влагой, ало-рыжим отсветом фонарей под брюхом - там, вдоль реки над Моксквой и над берегом, а здесь над мостом фосфоресцирует синим, рыбным светом, ловя и качая дугу его фонарей, круглых, еще не растворившихся икринок.
Пошли наверх. Над городом почти почернело: там нас дождь поджидает, уже приплясывает молниями. Быстро пошел, дождь стал пятнать асфальт, как собачью шкуру, залил ее всю и залил всё. Идем под зонтами, зонты колеблются, наклоняются вместе в одну сторону, в другую. Как под парашютами.

***
shlomith_mirka: (Default)
29 апреля 2012.

***
Ветер сильный, как пляжный, как на море. Влетает в один рукав, треплет по спине, вылетает в другой. Взравается в небе облачными хлопками, треском веток. Унесло всех птиц.
Трепещет магнитная лента (вместо бельевой веревки), занавеска. Сверху, высоко - прокатываются валы.

Слышно, как пульсирует, покачивается небо от рвущихся по нему, роющих голубизну его тела самолетов, как море от лайнеров. Вверх и вниз выгибается звук, вверх и вниз, как медное зеркало, только медленное и бесцветное - где-то между моим лицом и самолетом.

***
Бумажный комок катится сзади в темпе собачьих шагов. Ворона возмущается ветром, кричит, всплеснув перед собой крыльями, как сварливая женщина или сорока-белобока из детской книжки с картинками. Смешно это у нее получилось. Сильный ветер забивает в рот волосы, в улыбающиеся губы, выуживаю обеими руками.
Мы с папой идем к Москве-реке. Вот тут у гаражей к нам выбегает дружелюбная рыжая собака, видя, что у нас ничего нет, смущенно улыбается и отбегает в сторону, мирно посматривает на нас с обочины и дальше трусит по своим делам. У лохматых собак очень смешные задние лапы, когда они бегут.
Здесь ночуют сторожа, здесь вышка из железного шеста, стремянки и покрышек, здесь прикормленные сторожами собаки милы. Когда зимой я как-то возвращалась отсюда одна, на этом самом месте ко мне выбежали две собаки, засунули носы в рукава, а одна даже прихватила ладонь зубами, и так мы пошли: я шла с двумя сопровождающими джентельменами буквально по левую и по правую руку и уговаривала меня отпустить, у меня ничего не было, кроме батона хлеба и банки сока (зимой гранатовый сок). Ну что ж, они хоть погрели носы. А зимой я даже была благодарна, что та собака влажным ртом своим мне и помяла, и отогрела ладонь.
В аллеях набросаны ветки - с зимы, со вчерашнего дождя. В аллеях белеет папина куртка.

Под мостом в воде стоят быки. Черная вода почти без плеска расстилается к плоскому острову, стремится идти и дойти к нему и объять. И стелится к нему рывок за рывком, нырок за нырком.
От фонарей вдоль моста розовые полосы на реке, как будто река забрана решеткой. Потом подул сильный ветер и смешал полосы, вся река заплясала, покрытая магматическим расплавом, ломающимся, колющимся, вспыхивающим оранжевым и гаснущим в черное.

То ли стрекозу мимо пронес ветер, растопыренного кузнечика, то ли просто рыже моргнула ресничка. Небо сиренево, насыщенно темнотой и влагой, ало-рыжим отсветом фонарей под брюхом - там, вдоль реки над Моксквой и над берегом, а здесь над мостом фосфоресцирует синим, рыбным светом, ловя и качая дугу его фонарей, круглых, еще не растворившихся икринок.
Пошли наверх. Над городом почти почернело: там нас дождь поджидает, уже приплясывает молниями. Быстро пошел, дождь стал пятнать асфальт, как собачью шкуру, залил ее всю и залил всё. Идем под зонтами, зонты колеблются, наклоняются вместе в одну сторону, в другую. Как под парашютами.

***
shlomith_mirka: (Default)
29 апреля 2012.

***
Ветер сильный, как пляжный, как на море. Влетает в один рукав, треплет по спине, вылетает в другой. Взравается в небе облачными хлопками, треском веток. Унесло всех птиц.
Трепещет магнитная лента (вместо бельевой веревки), занавеска. Сверху, высоко - прокатываются валы.

Слышно, как пульсирует, покачивается небо от рвущихся по нему, роющих голубизну его тела самолетов, как море от лайнеров. Вверх и вниз выгибается звук, вверх и вниз, как медное зеркало, только медленное и бесцветное - где-то между моим лицом и самолетом.

***
Бумажный комок катится сзади в темпе собачьих шагов. Ворона возмущается ветром, кричит, всплеснув перед собой крыльями, как сварливая женщина или сорока-белобока из детской книжки с картинками. Смешно это у нее получилось. Сильный ветер забивает в рот волосы, в улыбающиеся губы, выуживаю обеими руками.
Мы с папой идем к Москве-реке. Вот тут у гаражей к нам выбегает дружелюбная рыжая собака, видя, что у нас ничего нет, смущенно улыбается и отбегает в сторону, мирно посматривает на нас с обочины и дальше трусит по своим делам. У лохматых собак очень смешные задние лапы, когда они бегут.
Здесь ночуют сторожа, здесь вышка из железного шеста, стремянки и покрышек, здесь прикормленные сторожами собаки милы. Когда зимой я как-то возвращалась отсюда одна, на этом самом месте ко мне выбежали две собаки, засунули носы в рукава, а одна даже прихватила ладонь зубами, и так мы пошли: я шла с двумя сопровождающими джентельменами буквально по левую и по правую руку и уговаривала меня отпустить, у меня ничего не было, кроме батона хлеба и банки сока (зимой гранатовый сок). Ну что ж, они хоть погрели носы. А зимой я даже была благодарна, что та собака влажным ртом своим мне и помяла, и отогрела ладонь.
В аллеях набросаны ветки - с зимы, со вчерашнего дождя. В аллеях белеет папина куртка.

Под мостом в воде стоят быки. Черная вода почти без плеска расстилается к плоскому острову, стремится идти и дойти к нему и объять. И стелится к нему рывок за рывком, нырок за нырком.
От фонарей вдоль моста розовые полосы на реке, как будто река забрана решеткой. Потом подул сильный ветер и смешал полосы, вся река заплясала, покрытая магматическим расплавом, ломающимся, колющимся, вспыхивающим оранжевым и гаснущим в черное.

То ли стрекозу мимо пронес ветер, растопыренного кузнечика, то ли просто рыже моргнула ресничка. Небо сиренево, насыщенно темнотой и влагой, ало-рыжим отсветом фонарей под брюхом - там, вдоль реки над Моксквой и над берегом, а здесь над мостом фосфоресцирует синим, рыбным светом, ловя и качая дугу его фонарей, круглых, еще не растворившихся икринок.
Пошли наверх. Над городом почти почернело: там нас дождь поджидает, уже приплясывает молниями. Быстро пошел, дождь стал пятнать асфальт, как собачью шкуру, залил ее всю и залил всё. Идем под зонтами, зонты колеблются, наклоняются вместе в одну сторону, в другую. Как под парашютами.

***

***

Apr. 30th, 2012 06:16 pm
shlomith_mirka: (Default)
В белое утро проснуться – глазами, провалов черешней,
Не телом, не лбом.
Птицу услышать, горлом горчащую, левобережную
И совсем возле услышать потом.

Понять – больше воздуха не приемлет
Грудь, склянку холода бережёт,
Полешко баючит. Тогда уезжают в деревню
И там собирают свой мёд.

Ходи по цветам изумрудным, летучую
Пыль выпрядай между пальцев ног…
Но только свет что же этот мучает
И сквозь слюду зеленеет в окно?

29 апреля 2012.

***

Apr. 30th, 2012 06:16 pm
shlomith_mirka: (Default)
В белое утро проснуться – глазами, провалов черешней,
Не телом, не лбом.
Птицу услышать, горлом горчащую, левобережную
И совсем возле услышать потом.

Понять – больше воздуха не приемлет
Грудь, склянку холода бережёт,
Полешко баючит. Тогда уезжают в деревню
И там собирают свой мёд.

Ходи по цветам изумрудным, летучую
Пыль выпрядай между пальцев ног…
Но только свет что же этот мучает
И сквозь слюду зеленеет в окно?

29 апреля 2012.

***

Apr. 30th, 2012 06:16 pm
shlomith_mirka: (Default)
В белое утро проснуться – глазами, провалов черешней,
Не телом, не лбом.
Птицу услышать, горлом горчащую, левобережную
И совсем возле услышать потом.

Понять – больше воздуха не приемлет
Грудь, склянку холода бережёт,
Полешко баючит. Тогда уезжают в деревню
И там собирают свой мёд.

Ходи по цветам изумрудным, летучую
Пыль выпрядай между пальцев ног…
Но только свет что же этот мучает
И сквозь слюду зеленеет в окно?

29 апреля 2012.

***

Apr. 30th, 2012 06:18 pm
shlomith_mirka: (Default)
***
Ржи кромсать коросту,
Очищать жильё.
С тем, что не по росту,
Не блудить – “своё”.

Идолы-алтыны,
Блёсткая зима –
Паутинка синяя,
Вёрткая сума.

Месяц буйно-желтых
Винных искр и рос,
Шаманским бубном вздёрнутых
Ниточек-берёз.

Осени аскеза,
Грустная вода,
Вещью вечность грезит,
Да пуста тогда.

Пеленать в пустыню
Осколок света. Зря
“Любимое! Любимый!” –
Над камнем повторять.

Остынувшие свечи,
Суп стынет и спит хлеб…
Угасший будит вечер
Пришедший человек.

…Вот меленькая поросль.
Сшитая тетрадь.
Ласковая пропасть.
Ну, айда играть!

И сердце в теле бродит,
И бродят облака.
Не кесарева подать –
И как она легка!

29 апреля 2012.

***

Apr. 30th, 2012 06:18 pm
shlomith_mirka: (Default)
***
Ржи кромсать коросту,
Очищать жильё.
С тем, что не по росту,
Не блудить – “своё”.

Идолы-алтыны,
Блёсткая зима –
Паутинка синяя,
Вёрткая сума.

Месяц буйно-желтых
Винных искр и рос,
Шаманским бубном вздёрнутых
Ниточек-берёз.

Осени аскеза,
Грустная вода,
Вещью вечность грезит,
Да пуста тогда.

Пеленать в пустыню
Осколок света. Зря
“Любимое! Любимый!” –
Над камнем повторять.

Остынувшие свечи,
Суп стынет и спит хлеб…
Угасший будит вечер
Пришедший человек.

…Вот меленькая поросль.
Сшитая тетрадь.
Ласковая пропасть.
Ну, айда играть!

И сердце в теле бродит,
И бродят облака.
Не кесарева подать –
И как она легка!

29 апреля 2012.

***

Apr. 30th, 2012 06:18 pm
shlomith_mirka: (Default)
***
Ржи кромсать коросту,
Очищать жильё.
С тем, что не по росту,
Не блудить – “своё”.

Идолы-алтыны,
Блёсткая зима –
Паутинка синяя,
Вёрткая сума.

Месяц буйно-желтых
Винных искр и рос,
Шаманским бубном вздёрнутых
Ниточек-берёз.

Осени аскеза,
Грустная вода,
Вещью вечность грезит,
Да пуста тогда.

Пеленать в пустыню
Осколок света. Зря
“Любимое! Любимый!” –
Над камнем повторять.

Остынувшие свечи,
Суп стынет и спит хлеб…
Угасший будит вечер
Пришедший человек.

…Вот меленькая поросль.
Сшитая тетрадь.
Ласковая пропасть.
Ну, айда играть!

И сердце в теле бродит,
И бродят облака.
Не кесарева подать –
И как она легка!

29 апреля 2012.

Profile

shlomith_mirka: (Default)
shlomith_mirka

January 2013

S M T W T F S
  12345
678 9101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 29th, 2017 11:35 am
Powered by Dreamwidth Studios