Apr. 29th, 2012

shlomith_mirka: (Default)
28 апреля 2012.

***
Птицы спорят, слетают толпами, толкутся внутри куста. Лепет плоских крыльев, летят, как серо-коричневые листики. Облака розовы, единым фронтом двигаются ко мне, запрокидываются оконченным листом за голову, накручиваемым на какой-то далекий свиток, убираемым в архив. Только одна полоса желта и изломана, как оставшийся от Нового года кусок фольги, как продольно-гладкая соломинка, скрученная поворотами Солнца. Самолетный след.

***
Хочется посидеть на берегу какой-нибудь воды или хотя бы на качелях. Так хоть деревья голые и луна между ними качается, а вода бы текла близко-близко, можно сесть на корточки, и тогда у самых кроссовок, под самой ладонью. Сонно-сонно. Хоть вообразить, какая она синяя, бархотная, матовая, густая, едва превратившаяся из льда. И звенит она как будто еще затерявшимися в толще льдинками, и звенят над нами березовые желто-медовые сережки, резко вдыхается их пыльца, и брызги, и водяная сырость.

***
У озера пахнет дымом, сладчайшим, излечивающим от всего, и холодной сыростью. Кто-то возится в траве, не спящий шмель или пес, утка с перьевым свистом бросается на воду. Дома плавают в темноте, быстро наступающей и поглощающей деревья и траву, и озеро, крадущей даже сам воздух: расстояние и объем. Кисло-сладко, свежо пахнет трава. А дома мерцают, переливаются, перемигиваются чувствительными оконцами-сенсорами на своих телах, медленно, упруго гнутся, как неуклюжие скаты, твердые морские медузы, темные звери. Уходят холмами серыми облака, серыми, из остывшего песка, осыпающимися медленно в длину.

Совершенно белыми в фонарном свете кажутся обломанные прошлого года камыши и редкие прутики у берега. Вода не плещется, держит крепко, поднимая на себе белый мячик - Йорика.
Бесполезно искать страну, где все приветливы, где можно чувствовать себя в безопасности, не ведя на поводке собаку. Можно выбирать между плотиной, Москва-рекой или полем и озером и ключом на платформе Красногорская.

***
shlomith_mirka: (Default)
28 апреля 2012.

***
Птицы спорят, слетают толпами, толкутся внутри куста. Лепет плоских крыльев, летят, как серо-коричневые листики. Облака розовы, единым фронтом двигаются ко мне, запрокидываются оконченным листом за голову, накручиваемым на какой-то далекий свиток, убираемым в архив. Только одна полоса желта и изломана, как оставшийся от Нового года кусок фольги, как продольно-гладкая соломинка, скрученная поворотами Солнца. Самолетный след.

***
Хочется посидеть на берегу какой-нибудь воды или хотя бы на качелях. Так хоть деревья голые и луна между ними качается, а вода бы текла близко-близко, можно сесть на корточки, и тогда у самых кроссовок, под самой ладонью. Сонно-сонно. Хоть вообразить, какая она синяя, бархотная, матовая, густая, едва превратившаяся из льда. И звенит она как будто еще затерявшимися в толще льдинками, и звенят над нами березовые желто-медовые сережки, резко вдыхается их пыльца, и брызги, и водяная сырость.

***
У озера пахнет дымом, сладчайшим, излечивающим от всего, и холодной сыростью. Кто-то возится в траве, не спящий шмель или пес, утка с перьевым свистом бросается на воду. Дома плавают в темноте, быстро наступающей и поглощающей деревья и траву, и озеро, крадущей даже сам воздух: расстояние и объем. Кисло-сладко, свежо пахнет трава. А дома мерцают, переливаются, перемигиваются чувствительными оконцами-сенсорами на своих телах, медленно, упруго гнутся, как неуклюжие скаты, твердые морские медузы, темные звери. Уходят холмами серыми облака, серыми, из остывшего песка, осыпающимися медленно в длину.

Совершенно белыми в фонарном свете кажутся обломанные прошлого года камыши и редкие прутики у берега. Вода не плещется, держит крепко, поднимая на себе белый мячик - Йорика.
Бесполезно искать страну, где все приветливы, где можно чувствовать себя в безопасности, не ведя на поводке собаку. Можно выбирать между плотиной, Москва-рекой или полем и озером и ключом на платформе Красногорская.

***
shlomith_mirka: (Default)
28 апреля 2012.

***
Птицы спорят, слетают толпами, толкутся внутри куста. Лепет плоских крыльев, летят, как серо-коричневые листики. Облака розовы, единым фронтом двигаются ко мне, запрокидываются оконченным листом за голову, накручиваемым на какой-то далекий свиток, убираемым в архив. Только одна полоса желта и изломана, как оставшийся от Нового года кусок фольги, как продольно-гладкая соломинка, скрученная поворотами Солнца. Самолетный след.

***
Хочется посидеть на берегу какой-нибудь воды или хотя бы на качелях. Так хоть деревья голые и луна между ними качается, а вода бы текла близко-близко, можно сесть на корточки, и тогда у самых кроссовок, под самой ладонью. Сонно-сонно. Хоть вообразить, какая она синяя, бархотная, матовая, густая, едва превратившаяся из льда. И звенит она как будто еще затерявшимися в толще льдинками, и звенят над нами березовые желто-медовые сережки, резко вдыхается их пыльца, и брызги, и водяная сырость.

***
У озера пахнет дымом, сладчайшим, излечивающим от всего, и холодной сыростью. Кто-то возится в траве, не спящий шмель или пес, утка с перьевым свистом бросается на воду. Дома плавают в темноте, быстро наступающей и поглощающей деревья и траву, и озеро, крадущей даже сам воздух: расстояние и объем. Кисло-сладко, свежо пахнет трава. А дома мерцают, переливаются, перемигиваются чувствительными оконцами-сенсорами на своих телах, медленно, упруго гнутся, как неуклюжие скаты, твердые морские медузы, темные звери. Уходят холмами серыми облака, серыми, из остывшего песка, осыпающимися медленно в длину.

Совершенно белыми в фонарном свете кажутся обломанные прошлого года камыши и редкие прутики у берега. Вода не плещется, держит крепко, поднимая на себе белый мячик - Йорика.
Бесполезно искать страну, где все приветливы, где можно чувствовать себя в безопасности, не ведя на поводке собаку. Можно выбирать между плотиной, Москва-рекой или полем и озером и ключом на платформе Красногорская.

***
shlomith_mirka: (Default)
Ели смотреть "поперек" правила смотреть вдоль)).


shlomith_mirka: (Default)
Ели смотреть "поперек" правила смотреть вдоль)).


shlomith_mirka: (Default)
Ели смотреть "поперек" правила смотреть вдоль)).


***

Apr. 29th, 2012 02:27 am
shlomith_mirka: (Default)
***

Похоже ли на выцветший, пустынный,
Горючий, каменистый твой пейзаж,
Где соляною горечью пылит пустырник,
Седою сетью под сандальями ссыпается мираж?

И тянутся, и тянутся, бегут справа налево,
Как воды, буквы, как слова, как твой мидраш,
Вытягиваясь, уже тёмные, ничуть не тяжелея,
Цепочки тканых облаков. И ты отдашь

Легко улыбку им, запутавшимся в бельевых веревках.
Без голоса довольно птиц и розоватости ветров.
Ныряющих пичуг пронизывают точки тканую обновку,
И облачные горы по песчинкам осыпаются в молитвенный покров.

23 апреля 2012.

***

Apr. 29th, 2012 02:27 am
shlomith_mirka: (Default)
***

Похоже ли на выцветший, пустынный,
Горючий, каменистый твой пейзаж,
Где соляною горечью пылит пустырник,
Седою сетью под сандальями ссыпается мираж?

И тянутся, и тянутся, бегут справа налево,
Как воды, буквы, как слова, как твой мидраш,
Вытягиваясь, уже тёмные, ничуть не тяжелея,
Цепочки тканых облаков. И ты отдашь

Легко улыбку им, запутавшимся в бельевых веревках.
Без голоса довольно птиц и розоватости ветров.
Ныряющих пичуг пронизывают точки тканую обновку,
И облачные горы по песчинкам осыпаются в молитвенный покров.

23 апреля 2012.

***

Apr. 29th, 2012 02:27 am
shlomith_mirka: (Default)
***

Похоже ли на выцветший, пустынный,
Горючий, каменистый твой пейзаж,
Где соляною горечью пылит пустырник,
Седою сетью под сандальями ссыпается мираж?

И тянутся, и тянутся, бегут справа налево,
Как воды, буквы, как слова, как твой мидраш,
Вытягиваясь, уже тёмные, ничуть не тяжелея,
Цепочки тканых облаков. И ты отдашь

Легко улыбку им, запутавшимся в бельевых веревках.
Без голоса довольно птиц и розоватости ветров.
Ныряющих пичуг пронизывают точки тканую обновку,
И облачные горы по песчинкам осыпаются в молитвенный покров.

23 апреля 2012.

***

Apr. 29th, 2012 02:35 am
shlomith_mirka: (Default)
Уже зеленеет, уходит, уходит
Изъеденный, обожжённый прибой.
И ангелы-чайки на горизонте разводят
Меж солнцем и океаном кипящий припой.

И пена желтеет от пыли и крови,
Пыльцы, золотоносных дождей,
Краж райских, ржи с зубьев короны
И дно черепку выносящих идей.

Пустоты сожжённые, пены убрусы…
Из жемчуга – хрупкая скорлупа.
Качается, тошное, тело медузы.
Поодаль Горгоны, больная, глядит голова.

28 апреля 2012.

***

Apr. 29th, 2012 02:35 am
shlomith_mirka: (Default)
Уже зеленеет, уходит, уходит
Изъеденный, обожжённый прибой.
И ангелы-чайки на горизонте разводят
Меж солнцем и океаном кипящий припой.

И пена желтеет от пыли и крови,
Пыльцы, золотоносных дождей,
Краж райских, ржи с зубьев короны
И дно черепку выносящих идей.

Пустоты сожжённые, пены убрусы…
Из жемчуга – хрупкая скорлупа.
Качается, тошное, тело медузы.
Поодаль Горгоны, больная, глядит голова.

28 апреля 2012.

***

Apr. 29th, 2012 02:35 am
shlomith_mirka: (Default)
Уже зеленеет, уходит, уходит
Изъеденный, обожжённый прибой.
И ангелы-чайки на горизонте разводят
Меж солнцем и океаном кипящий припой.

И пена желтеет от пыли и крови,
Пыльцы, золотоносных дождей,
Краж райских, ржи с зубьев короны
И дно черепку выносящих идей.

Пустоты сожжённые, пены убрусы…
Из жемчуга – хрупкая скорлупа.
Качается, тошное, тело медузы.
Поодаль Горгоны, больная, глядит голова.

28 апреля 2012.

***

Apr. 29th, 2012 02:39 am
shlomith_mirka: (Default)
***
Не первенец - да не последний.
Двенадцатый - тринадцатой сестра.
Глава не кончена намедни,
Но в книжицу вопьется обух топора.

Двенадцати колен верблюжья поступь, козья,
И солнца пахота на гребнях красных солона.
На глыбах опрокинутой земли колосья
И перемятая, прилипшая трава и шелуха зерна.

Ты заглядишься - звёзды падают, как главы
Тринадцати неназванных родов,
И ты читаешь, мальчик, - Б-же правый, -
В рассветной розовой реке жемчужью кровь,

Целуешь, студишь и голубишь пальцев перлы,
Из выловленных капель Шехине творишь шалаш.
...А голубя тончайшей шеи перья -
То первое на алтаре, что пред собой отдашь.

17 апреля 2012.

***

Apr. 29th, 2012 02:39 am
shlomith_mirka: (Default)
***
Не первенец - да не последний.
Двенадцатый - тринадцатой сестра.
Глава не кончена намедни,
Но в книжицу вопьется обух топора.

Двенадцати колен верблюжья поступь, козья,
И солнца пахота на гребнях красных солона.
На глыбах опрокинутой земли колосья
И перемятая, прилипшая трава и шелуха зерна.

Ты заглядишься - звёзды падают, как главы
Тринадцати неназванных родов,
И ты читаешь, мальчик, - Б-же правый, -
В рассветной розовой реке жемчужью кровь,

Целуешь, студишь и голубишь пальцев перлы,
Из выловленных капель Шехине творишь шалаш.
...А голубя тончайшей шеи перья -
То первое на алтаре, что пред собой отдашь.

17 апреля 2012.

***

Apr. 29th, 2012 02:39 am
shlomith_mirka: (Default)
***
Не первенец - да не последний.
Двенадцатый - тринадцатой сестра.
Глава не кончена намедни,
Но в книжицу вопьется обух топора.

Двенадцати колен верблюжья поступь, козья,
И солнца пахота на гребнях красных солона.
На глыбах опрокинутой земли колосья
И перемятая, прилипшая трава и шелуха зерна.

Ты заглядишься - звёзды падают, как главы
Тринадцати неназванных родов,
И ты читаешь, мальчик, - Б-же правый, -
В рассветной розовой реке жемчужью кровь,

Целуешь, студишь и голубишь пальцев перлы,
Из выловленных капель Шехине творишь шалаш.
...А голубя тончайшей шеи перья -
То первое на алтаре, что пред собой отдашь.

17 апреля 2012.

Profile

shlomith_mirka: (Default)
shlomith_mirka

January 2013

S M T W T F S
  12345
678 9101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 06:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios